demvybor


Официальное сообщество партии «Демократический выбор»

Партия «Демократический выбор»


Previous Entry Share Next Entry
Политическая ситуация. 1. Итоги митингов.
ap_planer wrote in demvybor
Оригинал взят у ap_planer в Политическая ситуация. 1. Итоги митингов.

Политическая ситуация меняется очень быстро, и я хотел бы изложить некоторые свои соображения по текущему моменту. Может быть, несколько путано, но иногда мысли не складываются в четкое изложение, пока их не зафиксируешь письменно.

Первое, что я хотел бы подчеркнуть: нельзя допускать ни малейшей эйфории по поводу достигнутых успехов, поскольку успехов очень мало. Нет никакого «пробуждения в новой стране». Страна все та же и власть в ней та же, и она крепка. Власть располагает достаточным силовым ресурсом для подавления любой формы массового недовольства, и применение силы будет с ее стороны тем оправданнее, чем более радикальные формы это массовое недовольство будет принимать.  Революционной ситуации в стране нет, поскольку нет неразрешимых противоречий, которые можно было бы снять только революционным путем, безжалостно отбросив в сторону интересы какой-либо группы либо класса. Есть недовольство мелкой, средней и отчасти крупной буржуазии своей ролью в государственной и общественной жизни, своим недостаточным представительством, нежеланием государства обслуживать ее потребности. Это проблемы, вполне разрешимые эволюционным путем.


Далее, эти проблемы достаточно далеки от интересов низовых социальных слоев, поэтому рассчитывать на их поддержку на данном этапе не приходится. В частности, на практически нулевом уровне находится стачечное движение, которое единственно могло бы оказать силовое воздействие на власть.

Митинговая активность, по всей видимости, 24 декабря достигла своего пика. Митинги, с одной стороны, продемонстрировали самой же оппозиции ее многочисленность, с другой стороны, в полной мере показали противоречивость интересов оппозиционеров. Понятно, что какого-либо устойчивого и сплоченного движения на базе этой митинговой активности сформировать нельзя. Помогли митинги  и власти, послужив хорошим средством для «выпуска пара».

Сказанное не означает, что митинги были бесполезны. Они существенно повысили кураж , боевой настрой оппозиции, отчасти деморализовали власть предержащих. Были отработаны системы коммуникаций и взаимной поддержки. Но нельзя рассматривать митинги, как полноценный способ давления на власть, и тем более как способ коммуникаций с властью. Власть про себя и так все знает, а от того, что несколько десятков тысяч человек под присмотром сил МВД в течение нескольких часов постоят и покричат в отведенном для этого месте, ей ни тепло, ни холодно. Отмечалось, что отличие нынешних митингов от митингов конца 1980-х годов состоит в том, что на них люди не получают новой информации и не находят новых лидеров. Обмен информацией переместился в Интернет, в социальные сети, там же выдвигаются и лидеры.


В  чем-то «правила игры» властью приняты. Митингующие играют в «давление», власть играет в «уступки». Почему играет в уступки, а не уступает? Потому что, во-первых, обещания  изменить законы это одно, их конкретная реализация – другое, а практика  применения законов – и вовсе третье. Во-вторых, и это еще более важно, фальсификация выборов была для оппозиции только поводом для выражения недовольства, а власть делает вид, что несовершенство избирательного законодательства и преступная практика его применения – это и есть коренная причина обострения ситуации, и всячески демонстрирует готовность данное положение изменить. Но тут не должно быть иллюзий: выборы могут быть сфальсифицированы при любом избирательном законодательстве, если все ветви власти действуют в одном направлении: на фальсификацию. Как раз намерения изменить этот порядок мы и не наблюдаем, что видно, хотя бы, по явному нежеланию всех властей привлечь к ответу конкретных фальсификаторов выборов, пусть даже и на низовом уровне.


В конце концов, выборы можно и не фальсифицировать. Достаточно очевидно, что фальсификация была для власти грубой тактической ошибкой. Гораздо эффективнее содержать псевдооппозиционные партии, вроде ЛДПР, и пользоваться их услугами при голосовании. Нежелательных же кандидатов можно отсекать заранее, еще до выборов, и способов к тому множество.

Законопроект по снижению обязательной численности партий до 500 человек направлен в ту же сторону:  стимулировать дробление оппозиции, создать информационный шум, в котором голоса серьезных оппозиционеров просто заглохнут в бреде платных провокаторов.

С юридической точки зрения действительной подвижкой со стороны власти был бы не косметический ремонт избирательного законодательства, а шаги к демонтажу «вертикали власти», восстановлению разделения властей и возврат к принципу федерализма.

У прошедших митингов есть последствие куда более важное, чем спешно выдвигаемые властью «демократические» законопроекты: митинги ознаменовали окончательную утрату властью идейной гегемонии в обществе.

Власть никогда и нигде не держится на одной лишь силе, она нуждается еще и в идейном обосновании своего права на применение силы. Существующий порядок должен признаваться населением, как справедливый, иначе власть становится слишком неустойчивой. Фактом явной фальсификации выборов власть сама поставила точку в процессе размывания собственного авторитета, который шел уже давно. В общественном сознании власть из гаранта стабильности общественного устройства превратилась в «партию жуликов и воров», в отношениях с которой человек не должен верить ни единому слову и должен внимательно следить за своими карманами. Не столь уж важно, насколько эта картинка соответствует действительности, но этот поворот в сознании произошел, и восстановление авторитета власти в короткие сроки уже невозможно. Ни одно слово не будет принято на веру. Любой призыв вызовет смех. Любая уступка будет воспринята как слабость, любая жесткость – как признак трусости.


Власть утратила легитимность не от того, что она что-то там намухлевала на выборах, властям прощается и не такое. Власть утратила легитимность, фактически открыто оказавшись служить народу, обособившись, трансформировавшись в клептократию. Народ это понял, и этого ей уже не простит. В идейном вакууме власть долго продержаться не может, перемены неизбежны. Степень радикальности предстоящих перемен – отдельный вопрос, но вряд ли она будет высокой, поскольку, повторяю, революционной ситуации в стране нет. Но демократическое движение должно в полной мере воспользоваться открывающимся «окном возможностей».

Помимо юридической стороны грядущей демократизации общества есть еще более серьезная, политико-экономическая сторона дела, и на ней я хотел бы остановиться подробнее, несколько вернувшись в историю.

Продолжение следует.

UPD. А еще я считаю, что Сергей Удальцов должен быть немедленно освобожден.

  • 1
Меня утомило доносящееся из радиоточки, и-нета и со сцены безконечные стоны по поводу добровольного-мученника Удальцова. Вчера кто-то даже сказал на м-ге: "Он страдает сейчас за всех нас!" Никто не помнит кто этот перл родил? Не имею симпатии ни к личности Удальцова, ни к его политич. идеям (все отнять поделить), ни к способу его PR.

при чём тут его убеждения/личность/полит. идеи. Что - если с человеком большая часть общества не согласна, значит его можно держать в спецприёмнике сколько угодно?

Следуя такой же логике: если большей части страны пох на Магницкого - значит его можно мочить в сизо у всех на виду?

>>>Степень радикальности предстоящих перемен – отдельный вопрос, но вряд ли она будет высокой, поскольку, повторяю, революционной ситуации в стране нет.<<<
Возможно, с точки зрения глобальности, революционной ситуации и нет.
Но, если посмотреть межличностные отношения - то в России очень не спокойно.
По последним данным, у нас очень высок уровень агрессии в обществе.
Это проявляется буквально во всём, в поведении автомобилистов на дорогах, людей в общественных местах,
использовании травматического оружия и так далее и тому подобное.
Неверие в возможность добиться СПРАВЕДЛИВОСТИ в судах, может подтолкнуть людей на решение вопросов
внесудебным способом.
Громкий пример - Сагра.
Еще пример - Благовещенск. Я смотрел репортаж по зомбоящику. Когда выяснился вопрос о педофиле.
В толпе, от которой полиция защищала преступника, было видно много женщин. Которые эмоционально кричали,
но понятно, что не могли физически противостоять ОМОНу с щитами.
И я представил себе ситуацию, когда 50-100-150-200 негодующих мужчин-отцов стояли бы рядом с домом
педофила и толпа была бы разогрета ситуацией. И что бы смогла сделать полиция от попыток самосуда?
А если бы активная защита преступника? А если бы кровь? И что?
Заголовки - "Полиция сначала отпустила преступника, а потом его защищает. Есть жертвы среди мирных жителей"?
Любая подобная ситуация в обществе, где доверие к власти отсутствует, может послужить "искрой".

Манежка.
Националистами слишком сильно акцентирован вопрос о преступниках. "О Нерусских".
А надо была максимально "раскручивать" коррумпированность полицейских.
Где те, кто отпустил преступников? Уволены вроде и всё.

С учетом уровня нашей коррумпированности, может произойти ситуация, когда человек/группа людей
не выдержит издевательств и вымогательств и произойдет "замес" с пострадавшими.
Летом вроде был случай, пожилой человек, устав от издевательств с пенсией, пришел с ружьем,
убил начальницу социальной службы, заместителя и застрелился сам.

Так что, возможно, революционность ситуации стоит рассматривать не с точки зрения "классовой борьбы",
а с точки зрения недовольства ситуацией "маленьким человеком".
И главное сейчас - это избежать "революционного" развития ситуации.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account