demvybor


Официальное сообщество партии «Демократический выбор»

Партия «Демократический выбор»


Previous Entry Share Next Entry
Конституция: пора выбирать мэра
erpert wrote in demvybor

После отставления Ю.М.Лужкова мы услышали многое и от многих. Говорят политики и юристы, комментируют экономисты и политологи. 
Молчит лишь главный из всех возможных спикеров – тихая дама по имени “Конституция”, давно и безуспешно претендующая на звание “первой леди России” .
Вопрос о том, имел ли право Президент уволить московского мэра, не слишком содержателен – как назначили, так и сняли. Когда в 2007-м Путин назначал Лужкова, Юрий Михайлович не особенно возражал.
Сейчас интереснее другое: как назначать мэра? Что могла бы сказать нам по этому поводу вышеупомянутая молчаливая “дама”?
По этому поводу хочется произнести парочку очевидных банальностей.
Прежде всего, Конституция могла бы нам напомнить что Москва – это ГОРОД. Она – Конституция – так и говорит: Москва и Санкт-Петербург – это “города федерального значения”.
Кто-то может усмехнуться, справедливо указав, что доказательства справедливости данного утверждения совершенно необязательно искать в Конституции – достаточно выйти на любую из многочисленных московских улиц и оглянуться вокруг. Я тоже убежден, что этого более чем достаточно, и тоже готов удивиться собственному скепсису, но уж больно часто встречаются на пути такие же скептики, утверждающие, что Москва и Питер  представляют собой некий неизвестный миру тип урбанизированных поселений, именуемый “субъектом  федерации”. А из этого вышеозначенные  скептики почему-то выводят, что назначение руководителей городов федерального значения с подачи Президента РФ правомочно. 
Впрочем, о “субъектах федерации” и скептиках чуть-чуть ниже.
А пока лишь заметим, что имеющееся в Конституции ясное указание на то, что Москва является именно ГОРОДОМ, отнюдь не столь уж банально, как это может показаться на первый взгляд. Это совсем даже не банально, ибо жителям (именно жителям!) городов России Конституцией гарантировано право на

«самостоятельное решение населением вопросов местного значения, владение, пользование и распоряжение муниципальной собственностью» (статья 130).

Причем Конституция не делает в этом смысле никакого различия между городами федерального значения и всеми остальными городами. И жители всех без исключения российских городов осуществляют эти свои права через избираемые ими муниципальные органы, которые, как утверждает Конституция,

«не входят в систему органов государственной власти» (статья 12).

Последнее, кстати, означает, что государственная власть не вправе каким-либо образом вмешиваться в процесс формирования муниципальных органов и назначения должностных лиц муниципальных образований. В том числе, Конституция умалчивает, на каком основании Президент РФ получил полномочия выдвигать кандидата на должность мэра города Москвы – того самого лица, которое от имени населения столицы решает вопросы местного значения и распоряжается муниципальной собственностью. Последнее выглядит примерно так же, как если бы федеральным законом государственным чиновникам было дано эксклюзивное право выдвигать кандидатуры руководителей частных коммерческих предприятий, и тем самым открыто вмешиваться в управление не принадлежащим государству имуществом.
Итак, мы установили, что никаких таких особенных прав государства в отношении муниципалитетов Москвы и Питера наш “молчаливый” Основной закон не предусматривает, и в этом смысле назначение московского мэра ничем не может отличаться от аналогичной процедуры  по определению глав городских администраций Оренбурга, Выборга или Торжка.
Однако, все мы знаем, что на практике она отличается, и отличается самым существенным образом.  “Как это могло произойти?” – спросите вы с удивлением.
Очень просто:  по странной случайности, можно сказать, по недосмотру из принятой на референдуме и затем опубликованной Конституции … кое-что исчезло. Не подумайте, что нечто важное – так, мелочь, безделица. Это примерно как у одного из героев прекрасного рязановского фильма из его старинной фамилии “Мерзляев” выпала буква “Л”.
Вы скажете, что это нонсенс, что такого не может быть. Но как любит говорить Максим Шевченко,  судите сами. 
Конституция однозначно утверждает, будто всем и каждому

“государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств” (статья 19).

А стало быть, и права граждан на самостоятельное решение т.н. “вопросов местного значения” не может зависеть от того, проживают ли они в Москве, Саранске, Арзамасе или в Астрахани – нам гарантировано равенство всех конституционных прав вне зависимости от места жительства. 
Однако, если обратиться к тексту Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ" от 06.10.2003 №131-ФЗ, то там можно обнаружить (вернее, не обнаружить!) просто удивительные вещи. К примеру, в статье 3 читаем:

“Граждане имеют равные права на осуществление местного самоуправления независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям”. 

Из этой в формулировки, представляющей собой, как не трудно убедиться, прямую цитату из Конституции, исчезла, подобно той самой букве “Л”, гарантия нашего права на осуществление местного самоуправления вне зависимости от места жительства. Она выпала, испарилась, пропала самым таинственным образом – как корабль в Бермудском треугольнике – прямо на глазах у думской и внедумской общественности, гарантов Конституции и даже членов Конституционного суда.
Но когда-то давно прочел я в одном журнале, что, согласно некоему исследованию, большинство кораблей, пропавших в Бермудском треугольнике, были застрахованы на изрядные суммы, а, стало быть, их исчезновение могло кое-кому быть небезынтересно. Не знаю, только ли этим объясняется загадка сей таинственной части Саргасова моря,  но из законов, равно как и из песен, слова просто так не выкидываются.
И действительно, тут же оказалось, что жители Москвы и Петербурга существенно отличны от людей, населяющих Калугу или Орск – вместо реального и полноценного самоуправления они получили жалкие осколки в виде не имеющих ни полномочий, ни денег, ни имущества, ни сколько-нибудь значимой самостоятельности муниципалитетов на неких «внутригородских территориях городов федерального значения».
Впрочем, это можно было пережить, т.к. до поры до времени москвичи и питерцы еще избирали мэров самостоятельно. И хотя формально они считались не руководителями муниципалитетов, а государственными чиновниками, суть дела от этого не менялась – муниципальной казной и муниципальным имуществом распоряжались те, кому это, в полном соответствии с Конституцией, было доверено горожанами. Видимо поэтому на сомнительное с точки зрения основного закона урезание прав граждан никто не обратил особого внимания.
Но, как говорится, “коготок увяз, всей птичке пропасть”. И после бесланской драмы формально государственный, а на самом деле муниципальный, чиновник во главе города федерального значения внезапно превратился в “винтик” властной вертикали, которого можно назначить и снять “сверху”, никого не спрашивая и никому ничего не объясняя. Нынче именно такой чиновник исполняет городской бюджет, распределяет муниципальные земли и недвижимость, ремонтирует дома и дороги – словом, совершает все то, что Конституция относит к вопросам местного значения и отдает в распоряжение горожан.
Нет, никто, разумеется, не сомневается в способности федеральной власти назначать чиновников на места – лишь бы для удовлетворения их аппетитов хватало федерального бюджета. Но права этих чиновников распоряжаться не государственным, а муниципальным имуществом как минимум требует пояснений. Ибо “случайная” потеря в федеральном законе парочки конституционных положений совсем не означает, что эти конституционные положения перестают действовать. И в нашем случае, москвичи и питерцы имеют полное и неотъемлемое право на местное самоуправление в полном объеме, включая право на выбор того, кто будет от их имени управлять муниципальной собственностью.
Но как же тогда быть с тем печальным обстоятельством, что города федерального значения являются одновременно субъектами федерации? Что делать с собираемыми на их территориях региональными налогами, в какой бюджет их зачислять? Кто будет представлять на территориях Москвы и Петербурга эту самую злосчастную “вертикаль власти” со всеми ее полномочиями? Упомянутые выше многочисленные  скептики, без сомнения, скажут, что тогда придется иметь на одной и той же территории города 2-х глав администраций (одного назначаемого регионального и одного избираемого муниципального), избирать 2 парламента и содержать 2 чиновных аппарата, чего ни один даже самый богатый город, разумеется, не выдержит. И вроде так выходит, что правы эти скептики, и Конституция – не догма, а нечто свободно трактуемое на манер пиратского кодекса Джека Воробья.
Только вот Россия – не единственная в мире “ассиметричная” федерация, в состав которой входят, в том числе, и города. Таковы, к примеру, Австрия (ее столица Вена имеет статус самостоятельной земли), Аргентина (город Буэнос-Айрес – самостоятельный штат, причем вокруг него есть еще и отдельный штат Буэнос-Айрес, наподобие наших Московской или Ленинградской области), Австралия (там существует т.н. Австралийская столичная территория, включающая в себя столицу Канберру и несколько деревень вокруг). Ну и т.д. И никто там двух администраций, вроде как, не содержит…
Наиболее известная из таких федераций – Германия. Мы знаем, что в ее состав, наряду с федеральными землями, входят аж 3 города сразу – Берлин, Гамбург и Бремен. И честно говоря, с трудом представляю себе берлинца, отвечающего на вопрос типа: “Ваш обербургомистр представляет муниципальную власть или земельную?”.  Боюсь, что задающий подобные вопросы может быть неправильно понят и сопровожден продолжительным сочувственным взглядом. Действительно, такое может прийти лишь в голову, серьезно зараженную традиционным российским бюрократическим идиотизмом, и требующую в связи с этим систематического лечения.
Но, к счастью, способ лечения сего недуга понятен: на ночь, вместо любимого детектива – чтение Конституции. Ибо Конституция России не запрещает муниципальным органам исполнять полномочия, закрепляемые обычно за органами государственной власти. Более того: она прямо предполагает возможность передачи им государственных полномочий. В статье 132 четко и однозначно говорится:

«Органы местного самоуправления могут наделяться законом отдельными государственными полномочиями с передачей необходимых для их осуществления материальных и финансовых средств».

Но разве Конституция сама не наделила города федерального значения всеми полномочиями субъектов федерации, включив их в перечень таких субъектов? Однозначно – ДА!
Если мы приглядимся к тому, что входит в состав этих “государственных полномочий” субъектов федерации, то таковых наберется три:
1. Право принимать региональные законы;
2. Право собирать и расходовать региональные налоги;
3. Право посылать представителей в Совет Федерации.
Достаточно очевидно, что соответствующие муниципальные представительные и исполнительные органы вполне способны справиться с такого рода задачами, и формирование для их исполнения каких-то особых властей “субъекта федерации” – изрядное бюрократическое излишество.
Таким образом совершенно очевидно, что загадочные “города федерального значения”  – это всего лишь муниципалитеты, наделенные Конституцией дополнительно полномочиями субъектов федерации. И если это так, немедленно перестают быть актуальными все надуманные проблемы, связанные с сосуществованием на их территориях органов государственной власти и местного самоуправления, с организацией внутригородской системы МСУ – возможные модели давно внедрены во многих крупных российских (и не российских) городах.
И с выборами мэра тоже нет проблем – он должен выбираться жителями города, или, во всяком случае, в порядке, предусмотренном городским уставом. Ибо передача муниципальным органам государственных полномочий предусматривает контроль государства за исполнением указанных полномочий, но никоим образом не включает в структуру государственной власти сами муниципальные органы.
Единственное, что при этом непонятно – что нам делать с “властной вертикалью”. Впрочем, о вертикали власти в Конституции не сказано ничего.

P.S. Этот текст мне не разрешили опубликовать в моем блоге на сайте радиостанции "Эха Москвы"


  • 1

Наиболее известная из таких федераций

это Америка.
Столица США - Вашингтон, находится в специальном образовании - округе Колумбия.
Только как зовут мэра Вашингтона, никто практически не знает.
Это фигура микроскопическая.

Мэр Нью-Йорка - гораздо более изветсная фигурка.
Так что дело не в закончиках.

Re: Наиболее известная из таких федераций

Ну, это кому как...
А причем тут вообще личная известность мэра?

личная известность мэра?

Когда объект значительный, то и субъект известный.

ольшая просьба убрать текст под ат до конца дня

  • 1
?

Log in

No account? Create an account