demvybor


Официальное сообщество партии «Демократический выбор»

Партия «Демократический выбор»


Previous Entry Share Next Entry
Стабфонд и федеральные блогеры.
mil_petr wrote in demvybor
Оригинал взят у mil_petr в Стабфонд и федеральные блогеры.
То, что в блогах пишут не аналитическую информацию, а чей-то взгляд на вещи – известно давно. Порой это трезвый взгляд со стороны, но чаще всего тенденциозное, однобокое суждение, с сентенциями “Таким образом, выходит, что особенных альтернатив созданию Стабилизационного фонда не было”.

Для начала хочу напомнить, что министр финансов – это не хозяин денег, а управляющий.
Это важно понимать, ведь именно путинские чиновники почему-то считают себя хозяевами государственных активов и, считающих, что граждан России не стоит подпускать к их собственным деньгам.

Как формировались резервные фонды? В течение нескольких лет, из-за высоких цен на нефть, нефтегазодобывающие компании имели большие денежные поступления, из которых платили немаленькие пошлины и налоги в бюджет, в этом самый бюджет платят и другие предприятия страны: от самых крупных до самых мелких, включая ИП, а также обычные граждане, платящие НДФЛ. Бюджет формировался с огромным профицитом - доходная часть бюджета была больше, чем расходная.
Что делать с этим профицитом? Есть 3 варианта, а не 2 как нам пытаются внушить. Вариант первый – увеличить расходную часть бюджета, вариант второй – создавать резервный фонд и вариант третий – снизить налоги. Учитывая, что наш налоговый кодекс достаточно обширен, то снижение налогов можно было провести дифференцировано - снизить налоговую нагрузку в тех секторах, где она более всего необходима. Это было не просто решением финансовой задачки – на сэкономленные средства предприниматели бы наращивали обороты, проводили модернизацию, либо сами создавали свои резервные фонды на случай кризиса. Снижение налогов в 2000-2003 году привело и к росту экономики, и к наполнению бюджета, многие предприятия стали выходит из теневого сектора экономики.
Из этих вариантов, правительство решило, что интересы бизнеса не важны, и оно само решит, что делать со сверхдоходами.

Несколько слов о валютном курсе. Нужно четко понимать, что курс валюты это “тяни-толкай”: и у сильного, и у слабого рубля есть свои глобальные плюсы и минусы. Если кратко – слабый рубль выгоден экспортерам (доходы у них валютные, а расходы рублевые), сильный – импортерам (расходы у них валютные, а доходы рублевые). Сильный рубль выгоден тем, кто хочет, например, произвести модернизацию с помощью закупки иностранного оборудования, но при этом, если они ориентированы на внутренний рынок, то испытывают конкуренцию иностранных товаров. Наоборот, при слабом рубле, конкуренции меньше, но провести модернизацию сложнее. Даже в рамках одной компании трудно понять, какой курс выгоден, что уж говорить о всем государстве целиком – поэтому курс в развитых экономиках определяется не на заседаниях чиновников, а на открытом рынке. Рубль также находится в этом списке, хотя ЦБ и участвует в ценообразовании, но его участие минимально и выбран курс на снижение участие. Это правильный момент, за это ЦБ можно только похвалить. Свободный курс – сам по себе очень хороший регулирующий инструмент экономики. Мы видели это в 1998 году, когда девальвация привела к быстрому росту экономики. Главное же преимущество свободного курса – независимость от чиновников, которые могут предпринимать решения по курсу, которые выгодны только некоторым секторам экономики.

Теперь посмотрим, как и на что эти резервы тратились?
Конечно, нет. Нас уверяли, что он нужен для спасения экономики при внешнем кризисе. Во-первых, они этот внешний кризис проспали. “Тихая гавань” – это сказанные летом 2008 года слова министра финансов. Во-вторых, падение ВВП в 2009 году оказалось 8% - это хуже, чем при дефолте 1998г и один из самых худших результатов в мире.
На что был потрачен этот резервный фонд? Может на помощь бюджетникам или малообеспеченным гражданам, или людям, потерявшим работу. Нет. Оно было потрачено на помощь “коллективному Дерипаске” – спасение владельцев компаний, выделение им кредитов, которые постоянно пролонгируются.. Вместо того, чтобы проводить банкротства – типичный рыночный механизм смены собственников – правительство решило им помочь непонятно из каких соображений. Огромные деньги были потрачены на бессмысленное поддержание рубля. Курс в результате все равно упал, а ЗВР уменьшились почти на треть. При этом никакой реальной помощи малому и среднему бизнесу не было предоставлено. Хотя они также формировали этот резервный фонд, но эффективной помощи от государства не дождались.


Привели ли эти меры к росту экономики? Нет. Рост ВВП начался при росте тех самых цен на нефть. Правительство раздуло расходную часть бюджета. Это не только повышение зарплат бюджетникам, это расходы на поддержку государственных и квазигосударственных предприятий, сильно искажающих конкурентную среду, основу для модернизации бизнеса и снижения цен для потребителя. Для увеличения доходной правительство ничего не нашло лучше, как повысить налоги на бизнес (http://www.kommersant.ru/doc/1869234).
В результате этих действий мы имеем при цене нефти 110 долларов, стагнацию в экономике, кучу неэффективных закредитованных предприятий, госбанки, выдавшие эти кредиты, постоянно требующие докапитализации за счет бюджета.

Итог десятилетия Кудрина как министра финансов прост. Огосударствление экономики, неэффективные предприятия, высокие налоги, отсутствие конкуренции во многих секторах, отсутствие широкого среднего класса, отсутствие длинных денег, постоянный отток капитала. Я молчу о фискальной вертикали, при котором муниципалитеты и регионы стали полностью зависимы от федерального правительства и задача губернатора - не развивать бизнес в регионе, а обивать пороги Минфина. Здесь v_milov об этом подробно. На другой чаше весов – стабфонды, которые в кризисных ситуациях направляют не на спасение экономики, а на спасение отдельных физических лиц.


  • 1
Ну тут можно добавить, что Кудрин был министром финансов и в правительстве Касьянова, с 2000 года, а в качестве замминистра с небольшим перерывом (с января по май 1999) работал с 1996 года. Так что в общем налоговую реформу начала нулевых тоже можно ему приписать, у победы много отцов, как известно.

Когда в правительстве начала нулевых шла полемика на тему снижения налогов, Минфин во главе с Кудриным никогда не был сторонником этой идеи. Там все время на совещания ходил Шаталов, который говорил что снижать налоги вредно, а экономическая экспертная группа Минфина во главе с Евсеем Гурвичем залила рынок тоннами текстов о том, что в России такая же налоговая нагрузка как в странах ОЭСР, и снижать налоги нельзя. Это и понятно - бухгалтер, пытающийся сократить себе выручку и объем ден.средств под управлением, дело немыслимое.

Это все перебивали Касьянов и Греф, которые настаивали на снижении налогов - им и принадлежит основная заслуга здесь. Грефу как локомотиву, Касьянову как человеку который смог взять на себя ответственность за пробивание правильных политических решений.

Как только в 2004 Касьянова уволили, а Греф "сдулся", Кудрин сразу распоясался и показал себя во всей красе.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account